Главная|| Статьи|| Запись эстрадного вокала. Часть 2
Запись эстрадного вокала. Часть 2

Запись эстрадного вокала. Часть 2

Категории

Автор: Софья Кругликова

Звукорежиссер должен заранее продумать все технические проблемы, проверить тракт от микрофона до рекордера и быть уверенным, что ничто не сможет остановить тот единственный «лучший дубль», который обычно и страдает по техническим причинам.

1 Выбор помещения

Запись вокала проводится практически в любых помещениях – от больших оркестровых студий до крохотных полностью заглушенных комнат. Выбор помещения напрямую зависит от жанра: академическое пение удобно записывать одновременно с аккомпанирующими инструментами в едином «отзывчивом» пространстве, в котором есть естественное реверберационное поле. Вокалист ощущает, как его голос летит, и чувствует себя от этого комфортно. Если же академического вокалиста поместить в небольшую заглушенную коммерческую студию и заставить исполнять арию, работать ему будет крайне некомфортно или даже невозможно. Однако искусственное пространство, подмешанное к звучанию микрофона в мониторной системе (наушниках), может сгладить негативное ощущение вокалиста от восприятия собственного голоса и помочь справиться с поставленной задачей.

Большинство студий, специализирующихся на записи эстрадного вокала, имеют максимально сухое звучание, не вносящее никакой акустической окраски. Ведь в популярных жанрах объединяющее пространство обычно добавляется искусственно только при сведении. Все инструменты не передают никакого пространственного впечатления, так как записываются последовательно (наложением) с использованием микрофонов только ближнего плана. Это наиболее ярко выражено в электронной поп-музыке, где микрофон вообще не используется в тракте инструментов, а появляется только на вокале. Все элементы аранжировки являются линейными сигналами с синтезаторов или семплеров. Для записи вокала в этих жанрах были придуманы специальные «будки» для пения (vocal-booths), внутри которых нет никаких отражений, так как стены, потолок и пол покрыты специальным звукопоглощающим материалом. Они хороши еще тем, что способны изолировать вокалиста от внешних шумов, так как подобная «будка» делается без щелей, с плотно закрывающейся дверью и со звукоизолирующим окном (в отличие от создания подобной выгородки из щитов). Есть «будки» достаточно больших размеров, в которых предусмотрена подача воздуха, кондиционирование, комфортное освещение, пюпитр и другие удобства, но их стоимость в подобной комплектации (в основном из-за использования вентиляции с максимально низким уровнем шума и многих других параметров) становится заоблачно высокой.

Намного более дешевым аналогом такой системы в России долгое время служил большой платяной шкаф, наполненный зимней одеждой. В этот шкаф помещали микрофон, и вокалист пел в направлении шуб и пальто, поглощавших сигнал сразу после достижения им приемника звукового давления. Если шкаф был вместительным, а исполнитель некрупным, можно было поместить туда и самого вокалиста.

Но ни будка, ни шкаф все же не могут считаться оптимальным решением. Недостатков множество. Ограниченность пространства не дает возможности свободно двигаться, что может снизить эмоциональность исполнения. Если попадется вокалист с малейшим проявлением клаустрофобии или аллергии на пыль, он вообще не сможет находиться в подобном помещении. Отсутствие кондиционирования или просто доступа свежего воздуха не даст работать долго и плодотворно – потребуются постоянные перерывы на проветривание.

Противоположным подходом можно назвать ситуацию, когда запись всего музыкального материала, в том числе вокала, проводится в одном студийном пространстве наложением (то есть каждый инструмент записывается по очереди) с использованием «комнатных» микрофонов. Это делается для создания эффекта нахождения всего коллектива в едином помещении. В этом случае вокалист не должен отделяться от остальных инструментов. Он естественным образом звучит в тех же акустических условиях, что и инструменты, без попытки как-то их отгородить или уменьшить количество естественных отражений. Достаточно несколько приблизить вокалиста к зоне расположения «комнатных» микрофонов, которые, естественно, также будут записываться.

Возможность использования однородных отраженных сигналов для всех инструментов, в том числе для вокала, в окончательном миксе облегчит реализацию задачи объединения коллектива идентичными ранними отражениями. Это также будет способствовать более точной проработке планов каждого из них, благодаря сбалансированности прямого и отраженного сигналов в зависимости от желаемого приближения или удаления конкретного источника от слушателя. Но такая практика встречается достаточно редко. Записывать все инструменты в приличной студии чаще всего не позволяет бюджет.

2 Влияние пространства на тембр

В среднестатистических коммерческих студиях стены стандартно отделаны деревом или имеют сочетание поверхностей гладкой древесины с поглощающими покрытиями из мягких прослоек, затянутых декоративной акустически-прозрачной тканью. Подобная отделка считается оптимальной для большинства инструментов. Звуки различной частоты будут отражаться по-разному: самые высокие частоты будут поглощаться мягкими поверхностями; верхняя середина и все частоты ниже нее будут рассеиваться, но при этом в разной степени. Низкие частоты будут отражаться и путешествовать по пространству; им особенно свойственно «скапливаться» в углах. Для этого часто применяют угловые низкочастотные ловушки в виде срезающих углы поверхностей натянутой ткани, внутри которых много мягкого поглощающего материала.

Каждый материал имеет свои акустические свойства. Например, пение возле стены, отделанной необработанным гранитом, может добавить в звучание некоторое количество красивых рассеянных ранних отражений на верхней середине. Они не похожи на слэп-дилей, который бы возник при пении перед стеклом или зеркалом. А пение в углу помещения может дать ощущение добавленного бубнения.

Следует отметить, что влияние на тембр будет ощутимым, только если плотность издаваемого вокалистом сигнала высока. Если песня не требует от певца сильной подачи, и в ней вообще нет громких нот, то влияние помещения на запись окажется минимальным, поскольку вокалист будет исполнять все произведение на одинаковом расстоянии до микрофона, которое вряд ли будет более 7-10 см. Соответственно, отношение отраженного сигнала к прямому, приходящему непосредственно на мембрану, будет совершенно незначительным. Если же вокалист способен и планирует петь все время или в отдельных частях произведения форсировано, эти отражения наверняка станут слышимыми. Дело в том, что на громких нотах грамотные вокалисты приучены отклоняться от микрофона во избежание перегрузки тракта и (или) излишнего воздействия компрессора на тембр сигнала. Отклоняясь от микрофона в студии, вокалист изменяет отношение прямого сигнала к отраженному, попадающему на мембрану. К тому же, чем мощнее вокальная подача в помещении, тем более отзывчивы стены, если они полностью не заглушены.

При появлении ранних отражений в сигнале тембр сильно меняется, сглаживаются переходные процессы, план удаляется, верхние частоты нивелируются. Слушая записи многих великих исполнителей, идеально работающих с микрофоном, таких как Уитни Хьюстон (Whitney Houston), Том Джонс (Tom Jones) и других, можно заметить, что в них тихие ноты звучат четче и острее, а громкие округляются и смазываются по тембру, отдаляясь по плану. Этот эффект усиливается применением компрессии как при записи, так и при сведении, однако присутствие естественных ранних отражений безусловно вносит подобное искажение в тембр.

Пол в большинстве студий деревянный. Его поверхность хорошо рассеивает среднечастотные сигналы, что благоприятно для записи большинства акустических инструментов, таких как барабаны, струнные, духовые, перкуссия. Но вокалу деревянный пол – не лучший помощник. Во-первых, он находится ближе всех других поверхностей к микрофону и может давать достаточно яркое первое отражение, которое наверняка не совпадет по фазе с прямым сигналом и сможет внести ощутимые искажения в тембр. Положение микрофона высоко над вокалистом с наклоном вниз – максимально рискованное из-за отражений от пола. Постановка микрофона чуть ниже рта с осью чувствительности, направленной по диагонали вверх, – самое безопасное для первого отражения от пола при кардиоидной направленности микрофона.

Потолок обычно заглушен, особенно, если он недостаточно высокий. В студиях с потолками высотой более 5 метров в отделке потолка встречаются рассеивающие панели. Но это весьма незначительно влияет на тембр.

Неприемлемыми для записи вокала считаются следующие виды помещения: особо гулкие, с большим количеством ранних отражений с гладкими, необработанными параллельными стенами; квадратные и кубические, не говоря уже о круглых и овальных; танцевальные и репетиционные залы с большими зеркалами и окнами; помещения с характерными резонансами и флаттер-эффектами; со стоячими низкими волнами. Все это будет влиять на тембр любого записываемого источника.

3 Расположение в помещении

Для того, чтобы решить, в какой части студии поместить вокалиста, следует обратить внимание на несколько факторов.

Центр помещения – это зона (в любых помещениях), которая не подходит не только для большинства записываемых инструментов, но также и для вокалиста. Сюда приходят отражения от всех поверхностей, что создает собственный резонанс объема (длины, ширины и высоты). Частота собственных колебаний напрямую зависит от соотношения размеров помещения. Это будет максимально заметно в помещениях, по форме стремящихся к кубу, где размеры всех сторон примерно равны. Чем больше помещение, тем ниже будут резонансные частоты и тем меньше они будут влиять на полезные сигналы, опускаясь в регистр, не затрагиваемый эстрадным вокалом (80 Гц и ниже). Чем меньше помещение, тем больше резонансы приближаются к среднему регистру и тем более заметно они окрашивают тембр.

Положение в углу помещения и близко к дверному проему чаще всего приведет к перенасыщению низкочастотными составляющими, да и вряд ли кому придет в голову поместить вокалиста в угол или на выходе. Нехорошо также располагать его спиной близко к стене, так как направленный на вокалиста микрофон прекрасно воспринимает сигналы, отраженные от находящейся непосредственно за ним поверхности. Соответственно, вокалиста следует сместить от центра и не располагать слишком близко к стенам и углам помещения.

Важно также и положение вокалиста относительно окна в аппаратную. Окно в аппаратную позволяет звукорежиссеру видеть лицо исполнителя и оценивать его состояние. Например, не всегда бывает понятно, почему, вокалист прервал пение. То ли он хочет, чтобы запись остановили, то ли просто пропустил фразу и собирается продолжить после небольшой паузы.

Бывает, что люди поют с закрытыми глазами и вообще не смотрят в сторону аппаратной. Визуальный контакт необходим скорее звукорежиссеру, чем вокалисту. Окно обычно не перпендикулярно к полу и установлено под небольшим углом. Это исключает прямое отражение от стекла в высоком и среднечастотном регистрах, но не спасает от низкочастотных резонансов. Поэтому во избежание паразитных отражений помещать вокалиста близко к стеклу также не принято (желательно иметь расстояние более одного метра).

Если стекло не наклонено относительно вертикали и выполнено в виде обычного (пусть даже тройного) стеклопакета, оно будет давать достаточно яркое отражение, особенно при мощной вокальной подаче. В этом случае можно создать угол направленности вокалиста относительно окна, повернув его чуть в сторону, чтобы отражение не возвращалось напрямую, а направлялось дальше в пространство, рассеиваясь и затухая в нем. Вместо этого можно применить специальный акустический экран с тыльной стороны микрофона, огораживающий его полукругом. Особенно полезны такие экраны при использовании микрофонов с круговой и двусторонней диаграммой направленности. Дополнительно экран изолирует сам источник звука, не давая звуку свободно путешествовать по помещению.

Если после обследования пространства при помощи «импульсов хлопков» или поиском «мычанием на разных нотах» резонансов не наблюдается, можно взять микрофон в руку, включить запись и походить по разным частям помещения, обозначая, где записан какой элемент: угол дальний, угол ближний, центр, у одной стены, у другой стены и так далее. При прослушивании будет точно установлено, какие расположения в конкретной студии допустимы, а какие непригодны для записи вокала.

Можно заранее узнать у певца, удобно ли ему смотреть лицом в аппаратную или приятнее не видеть людей, а сосредоточиться только на исполнении и своих ощущениях. Некоторые вокалисты способны настроиться на концертное состояние и полностью абстрагироваться от окружающей обстановки. Визуальный контакт с присутствующими такому исполнителю совсем необязателен. Наоборот, любые движения звукорежиссера и других людей в аппаратной могут ему мешать и нарушать сосредоточенность. Поэтому таким исполнителям лучше не видеть перед собой ничего кроме текста, чтобы не обращать внимания на происходящее за стеклом. Они зачастую вообще поют с закрытыми глазами и работают крупными кусками, добиваясь яркой образности и эмоциональности.

Если студия достаточно велика и недостаточно заглушена, следует помнить, что микрофон, направленный в пустое пространство и на стены, прекрасно улавливает все, что звучит за спиной у вокалиста. Во избежание эффекта нарастания величины отраженного сигнала в зависимости от силы подачи принято ставить звукопоглощающие поверхности (щиты) за исполнителем, ограждая от попадания лишних сигналов в микрофон. Расположение этих щитов не должно ограничивать движения вокалиста. Можно совмещать два щита под углом 90 градусов и более, что исключит возможные отражения от самих щитов. Можно также использовать самодельные конструкции: из двух микрофонных стоек и одеяла или ковра, где стойки направлены журавлями друг к другу, создавая подобие рамки, на которую навешивается поглощающий материал. Если и такая конструкция по какой-то причине недоступна, можно повесить ковер или другую объемную ткань прямо на стену за спиной у вокалиста.

В месте расположения микрофона и вокалиста на пол обычно укладывают ковер, который необходим по различным причинам.

Во-первых, наличие каблуков на обуви исполнителя может утомить ноги при продолжительной работе над дублями. Поэтому принято предлагать сразу снять неудобную обувь и, если нет альтернативы, встать на ковер босиком. Понятно, что подобное предложение возможно только в случае, если этот ковер имеет презентабельный вид. И дело даже не в брезгливости вокалистов – любому человеку было бы неприятно ступить на такую поверхность. Регулярная работа с пылесосом над чистотой ковра – прямая обязанность работников студии. В случае нерадивости хозяев, следует, не гнушаясь черной работой, самостоятельно произвести чистку.

Во-вторых, практически не встречаются вокалисты, которые способны стоять на месте, не переминаясь с ноги на ногу или не пританцовывая. Другие начинают отбивать метр ногой. Любые подобные движения могут передаваться на микрофонную стойку в виде низкочастотных импульсов. А в случае дорогой обуви с кожаной подошвой – еще и характерные щелчки, похожие на острые удары. Для исключения этого эффекта лучше покрыть место, где будет находиться вокалист плотным ковром, который способен сглаживать вибрации. Дополнительно можно укладывать под ковром резиновые коврики, которые еще более смягчат и погасят колебания.

Прежде чем уложить ковер в любом месте студии, стоит проверить паркет на скрипучесть в зоне предполагаемого расположения вокалиста. Дело в том, что паркету, особенно старому, свойственно приобретать характерные призвуки под воздействием давления. Скрипящий пол может забраковать достойный дубль и вывести певца из психологического равновесия. Ведь «он так старался, а тут скрип какой-то». Выбирая точку для размещения артиста, достаточно потоптаться в разных местах студии и найти наименее отзывчивый по звуку участок поверхности – туда и поместить ковер.

Следует отметить, что ковер смягчает отражения от пола, однако далеко не по всей ширине спектра. Даже ковер с достаточно большим ворсом не влияет на сигналы ниже 5000 Гц.

Микрофонную стойку устанавливают так, чтобы певец не мог задеть ее ни рукой, ни ногой. Поэтому для записи вокала принято крепить микрофон на высокой стойке, как бы свисающим сверху перед вокалистом (микрофон повернут мембраной вниз). При средней высоте стандартной стойки типа «журавль» высоты будет недостаточно для всех вокалистов, даже если стойка раздвинута на максимальную высоту. Например, при записи Ивана Урганта или Василия Уткина не хватало высоты стандартной стойки. В более дорогих студиях можно встретить использование оркестровых стоек для записи вокалистов. Например, так часто записывался Майкл Джексон (Michael Jackson), но не по причине большого роста, а по причине крайне неспокойного поведения его рук и ног, при этом стойку приходилось отодвигать подальше, а микрофон располагать повыше во избежание случайных задеваний.

4 Освещение

В некоторых студийных помещениях с естественным освещением, разумеется, имеются окна. Среди самых известных Air Studios Джорджа Мартина в Лондоне и Real World Питера Габриэля недалеко от города Бат (Англия). Наличие в них огромных оконных проемов никак не мешает созданию акустически приятного пространства. Но они – скорее исключение.

Обычно студии строятся без окон во избежание проникновения посторонних шумов, но и не только ради этого. Возможность создания определенной изолированной атмосферы, отсутствие ощущения смены времени суток позволяет уменьшить утомление музыкантов, не дает отвлекаться и расстраиваться по причинам, которые не должны влиять на творческий процесс. Чтобы ни происходило во внешнем мире, в студии – всегда праздник музыки и творчества.

Соответственно, все освещение будет искусственным. Часто уместными являются диммерные выключатели, позволяющие плавно регулировать освещенность. Но у такого типа регуляторов яркости света есть недостаток – они создают помехи в сети. Поэтому их можно применять только в студиях, где для освещения и звуковой аппаратуры используют вводы питания на разных фазах.

Необходимо поинтересоваться, какая степень яркости будет удобной, оставаясь достаточной для работы. Некоторых не беспокоит яркий свет в студии. Они способны настроиться на работу, не обращая внимания на внешние факторы. Другие предпочитают приглушенный или даже совсем темный режим освещения. При этом на пюпитре оставляют либо локальную подсветку (благо таких появилось множество и они, в большинстве своем, автономны) либо направляют на него отдельный луч с поворотного светильника на стене или на потолке. Такую возможность необходимо предусмотреть заранее, чтобы не тащить потом стремянку для настройки положения светильника или перемещать вокалиста вместе с микрофоном и ковром поближе к источнику света, жертвуя акустическими свойствами пространства. Все общение звукорежиссера с исполнителем будет вестись через текст и обращение к отдельным фразам, строчкам, словам, а то и слогам. Вот почему комфортное освещение пюпитра обязательно. Внесение пометок и возможность их разглядеть в момент исполнения – необходимое условие для результативной работы.

Следует отметить растущую популярность использования смартфонов, планшетных компьютеров (типа iPad), которые музыканты укладывают на пюпитр, а также и электронных пюпитров, являющихся подобием более крупных планшетов, с возможностью загрузки в них файлов. Их основное достоинство: они не требуют освещения и у них абсолютно беззвучные перевороты страниц. Недостаток: трудно или невозможно оперативно делать пометки в тексте. У смартфонов еще будет проблема с ограничениями, возникающими из-за малого размера экрана.

Предпочтительно выполнять любые пожелания вокалиста по поводу освещения – даже желание выключить весь свет (в том числе, в аппаратной), создавая образ космического корабля из мигающих индикаторов и «лунного» света мониторов. Ощущение нахождения в обособленном пространстве, в котором легче добиться более тонкого эмоционального настроя, способствует достижению максимальной художественной выразительности исполнения. Положительный настрой и комфорт – превыше всего. Работать с текстом звукорежиссер может и от света мониторов, а вокалист должен знать песню наизусть. В этом особом состоянии можно записать большую часть материала, а потом перейти к оттачиванию некоторых отдельных огрехов при близком к стандартному освещении и с пометками в тексте.

Не следует забывать, что в студии принято использовать язык примитивных жестов, которые звукорежиссеру потребуется вовремя увидеть и правильно понять. Такая же жестовая система используется для регулировок баланса в наушниках (обычно в сторону «погромче»), и эти жесты должны быть заметны и на них следует правильно реагировать. Именно для этого звукорежиссер должен видеть исполнителя: пусть даже и не лицом, а боком или со спины, пусть в контровом свете, или в виде тени, но видеть.

Созданию атмосферы никогда не мешали нестандартные световые решения. Например, для записи рождественского хита в летний период можно повесить в студии новогодние гирлянды. Для записи романтической песни можно зажечь по периметру студии свечи (избегая ароматизированных и соблюдая все правила пожарной безопасности), что навеет лирическое настроение и поможет вокалисту быстрее и естественнее войти в правильный образ.